пляжные зарисовки

Real

Nastya N

Самуи, 20 авг. 2011

пляж, Самуи, Ламаи
Регулярные посещения пляжа приносят не только стойкий загар. Новые лица, новые люди, мимолетные знакомства, невольно подслушанные разговоры не дают заскучать. Вот толпа тетушек, расположившаяся...
Регулярные посещения пляжа приносят не только стойкий загар.
Новые лица, новые люди, мимолетные знакомства, невольно подслушанные разговоры не дают заскучать.

Вот толпа тетушек, расположившаяся в тени пальм, уминает очередную порцию рисовой лапши с курицей. Назойливые пляжные собаки, привлеченные запахом из пластиковых коробочек, окружают упитанный дам и смотрят преданно. Тетушки не верят в чистоту собачьх помыслов и пытаются прогнать животных, привлекая персонал соседнего ресторанчика.
-Уберите собак! — Скандируют дамы на дикой смеси английского и — да, конечно — русского. 
Официантка пытается объяснить, что собаки чужие, и вообще, жрать надо меньше, в ее обязанности не входит защита отдыхающих от преданных собачьих взглядов.
Тетушки матерно выражают свое негодование по отношению к собакам, официантке, тайским пляжам и призывно машут продавцу фруктов.
Логично — и фигуре польза, и есть шанс, что собаки переместятся к более дружелюбным двуногим созданиям.

А вот семья — мама, папа и два сына, погодки, лет пяти и четырех. Пока родители чинно загорают, дети кувыркаются в прибое. Старший задирается до тех пор, пока младший не бросает игру и не идет жаловаться к маме.
Ничего особенного, картинка, как картинка, но они так похожи на Вову с Темкой, а я так соскучилась по ним! Вова еще хоть по скайпу со мной разговаривает, а младший бандит уворачивается от камеры и даже не хочет помахать тете ручкой. 

А вот толпа английский парней лет 22-25, усевшись на песке, увлеченно обсуждают прошедший вечер. Каждая третий возглас: «Да ты гонишь, чувак, быть того не может!»
Конечно, гонит, но вы, мальчики, не смущайтесь, тоже гоните изо всех сил. И продолжайте думать, что если девушка, загорающая рядом с вами, читает книгу на незнакомом вам языке, то английский она не понимает априори. И, честное слово, девушка и не прислушивалась бы к вашему разговору, просто не надо было одновремено понижать голос и незаметно оглядываться на нее. Вшестером.
И, нет, я не француженка, но вполне верю, что француженки «so hot».

А вот белокожий фаранг с тайкой располагаются на песке. К тайке подваливает тетенька «маникюр-педикюр-гут-прайс-мадам» и споро начинает свою работу. Между ними завязывается оживленная беседа, к которой присоединяются другие тайки — продавщицы пончиков, лапши, фруктов. Присаживаются в тенечке, минут на пять болтают о своем, о женском, встают и бредут дальше. На их место приходят новые. Фаранг скучает минут сорок, потом безропотно платит тетеньке «маникюр-педикюр-гут-прайс-мадам» и уводит тайку с пляжа, подальше от новых трат. Наивный.

А вот мимо идет знакомая с дочкой, останавливается, рассказывает о поездке на фабрику рома и настоятельно рекомендует ее к посещению. Действительно, надо заехать, а то, как неродная.

А вот идет тучка, а я уже наплавалась по самое нихачу, а, значит, пора домой. 

Эта не та тучка, а другая, накрывшая Ко Панган. Я ее не сегодня фотографировала, но она не становится от этого менее красивой, правда?